Наша жизнь

Меню сайта
Категории раздела
Психология отношений [272]
Проблемы в семье, на работе, в школе...
Старшее поколение [31]
О родителях, стариках
Семейные истории [50]
О чем рассказывают в семье
Женская страничка [173]
О женщинах
Мужская страничка [55]
О мужчинах
Я + Ты = Мы [101]
О любви...
Родительское собрание [208]
О воспитании детей
Традиции [82]
О традициях разных народов
Любимые питомцы [20]
О тех, кого приручили
Знаете ли вы... [274]
Всё, о чем интересно узнать
Наш опрос
С чем ассоцируется у Вас встреча Нового Года?
Всего ответов: 12
Комментарии статей
Выставки
Форма входа
Здоровье
Главная » 2011 » Октябрь » 5 » Непоротое поколение
22:03
Непоротое поколение
наказаниеСуществует шутка, что «битие определяет сознание». Порка, шлепки, телесные наказания в течение сотен лет – обычное дело, незыблемая традиция, необходимое, а то и единственное эффективное средство воспитания. Не многим лучше обстоит дело и в современном мире. Однако насколько эффективно телесное наказание? Каковы его побочные и долгосрочные психологические последствия? Ответить на эти вопросы попытался социолог, философ и сексолог Игорь Кон в своей книге «Бить или не бить? Телесные наказания детей». Это его последняя работа – Игорь Семенович подготовил рукопись к печати, но саму книгу уже не увидит.

ВОСПИТАНИЕ РОЗГОЙ

Историки спорят, чьи пытки и казни были более изощренными и мучительными – европейские, китайские, японские или в доколумбовых цивилизациях ацтеков и майя. Древнейшие наказания были телесными и крайне жестокими. Человек, у которого не было собственности, мог расплачиваться за свои прегрешения исключительно собственным телом.

Христианская Европа тех времен не отставала. Английский словарь телесных наказаний включает в себя как общее понятие, означающее любую порку, от кнута до розги, так и ее разновидности: сечение хлыстом или розгой, березовой веткой, битье палкой или тростью, шлепанье голой ладонью или плоским предметом и так далее.

Конечно же, подобно тому как образ ребенка – плоть от плоти принятого в обществе образа человека, степень распространенности и интенсивности телесных наказаний детей – плоть от плоти принятых в обществе форм наказания и дисциплинирования взрослых.

Ни одно древнее общество не рассматривало своих детей как врагов или преступников. Напротив, они везде были предметом заботы. Но в том обществе слабый и зависимый ребенок всегда был естественной жертвой злоупотреблений не только родителей, но и любых старших. Его социализация, включающая приучение к дисциплине, осуществлялась принципиально теми же средствами, которые применяются к взрослым.

В древней Спарте старших подростков подвергали различным болезненным испытаниям, в том числе публичной порке, которую они должны были вытерпеть без стонов и слез. В раннем Средневековье учитель в школе был немыслим без розги. Англия вообще вошла в историю как классическая страна телесных наказаний. Причем школы-интернаты для мальчиков оставались главными цитаделями порок вплоть до середины ХХ в. Во Франции, Германии ситуация несколько отличалась, однако телесные наказания были и остаются обычным делом. Своеобразной лабораторией педагогического либерализма стала во второй половине ХХ в. Швеция. Когда «незаметных», «тихих» реформ оказалось недостаточно, в 1979 году Швеция стала первой в мире страной, категорически запретившей любые телесные наказания. Причем, как показали исследования, от смягчения телесной дисциплины шведские дети хуже не стали. Именно потому, что шведский эксперимент себя оправдал, ООН и Совет Европы начали его изучать и пропагандировать. В 2004 году Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) провозгласила «Общеевропейский запрет на телесные наказания детей».

Твердая позиция ООН и Совета Европы побудила многие страны изменить в этом направлении свое национальное законодательство. Список стран, в которых любое телесное наказание детей запрещено, на конец 2010 года включал в себя около 30 стран (причем России среди них нет).

БЬЕТ ЗНАЧИТ ЛЮБИТ

А что же Россия? Если обратиться к истории, то главная разница между Россией и Европой в сфере телесных наказаний касается не детей, а взрослых. Телесные наказания взрослых сохранялись в России значительно дольше, чем Европе, и были значительно более жестокими и массовыми. Главным средством наказания был кнут, причем Уложение 1649 года различало четыре вида кнутования: простое; нещадное и жестокое; публичное на торгу, при многих людях, в проводку или на козле; завершавшееся ссылкой.

Об истории телесных наказаний в русской школе нет солидных монографий, но они очень подробно описаны в мемуарной и художественной литературе, в биографических исследованиях. Школьников и кадетов секли розгами и били линейкой по пальцам за малейшую провинность, а высшей мерой была публичная порка. Еще хуже обстояло дело в семье. Патриархальная семья была всего лишь звеном вертикали власти, которая поддерживалась не столько моральным авторитетом, сколько силой. Старший по рангу имеет право наказывать младшего, муж – жену и оба они – своих детей. Великая гуманизирующая роль русской литературы ХIХ в. заключалась не столько в том, что писатели осмысливали свой личный опыт и/или формулировали некую общественно-политическую позицию, сколько в том, что они проблематизировали детско-родительские отношения, о сущности которых окружающие не задумывались, считая их чем-то неизменным и естественным.

Все свои нерешенные проблемы царская Россия передала в наследство России советской. Советская педагогика считала телесные наказания детей, независимо от их пола и возраста, неприемлемыми и недопустимыми. Однако, несмотря на то что в советской школе полномасштабной «ритуальной» порки не было, подзатыльники, щипки и шлепки раздавались учителями и воспитателями довольно часто (особенно грешили по этой части военруки и физруки). Многое зависело от особенностей учебного заведения, социального происхождения учащегося и от того, готовы ли были родители его защищать. Тяжелее всего было в детских домах, интернатах и спецшколах.

Что касается семьи, то почти все здесь оставалось в руках родителей. Домашнее насилие замечали гораздо реже, только если оно было слишком явным, оставляло заметные следы на теле ребенка или если он сам или соседи куда-то жаловались. В таких случаях вмешивались органы опеки или милиция, но мотивировалось это вмешательство не телесными воздействиями как таковыми, а исключительно их чрезмерной жестокостью.

В постсоветской России ситуация с телесными наказаниями является противоречивой. С 1980-х годов наблюдается заметное усиление критического отношения к телесным наказаниям. В то же время обнищание и социальное расслоение населения плюс чудовищная криминализация страны объективно способствуют росту насилия также и по отношению детям.

Степень реального распространения телесных наказаний и насилия над детьми неизвестна. Государственная криминальная статистика в этом вопросе недостоверна и политизирована, а независимые социологические опросы не всегда достаточно репрезентативны и сопоставимы друг с другом.

Какие социальные слои склонны чаще пороть своих детей? Несколькими опросами, проведенными с 1998 года под руководством кандидата социологических наук Н. Д. Шеляпина (не имея доступа к первичным данным, я не могу судить о качестве выборки и методах подсчета), повышенная склонность к телесным наказаниям выявлена в семьях военных и сотрудников милиции (Беловранин и Заостровский, 2009). Выясняя, кого, как и чем родители били, а если не били, то почему, социологи обнаружили, что практикующие порку штатские отцы чаще всего люди необразованные и пьющие, тогда как в семьях силовиков физическую жестокость при воспитании применяют даже доктора наук. Был составлен и рейтинг орудий наказания. Первое место в этом хит-параде занял форменный ремень, силу которого ощутили на себе 75% исправляемого контингента. На втором месте стоит, казалось бы, вполне мирная скакалка, которая скакала по телам 13% опрошенных, чаще женского пола. На третьем – проверенный веками дедовский прут, набравший около 5%. Встречаются и более экзотические орудия, например рулон фольги, выбивалка, тапочки, кипятильник, труба от пылесоса, молоток и даже… живая курица! Самое же грустное – 82% петербургских студентов сказали, что применявшиеся к ним методы телесного воздействия были необходимы, а 61% – что полностью одобряют битье как способ воспитания. Между прочим, часть этих студентов – будущие педагоги.

ПРИВЯЗАННОСТЬ К ПОРКЕ

Между тем, как показывают исследования, телесные наказания в целом не более, а часто менее эффективны и имеют значительно больше нежелательных побочных результатов, чем другие наказания. Существуют корреляция, а иногда и причинная связь между телесными наказаниями ребенка и его агрессивностью, склонностью к насилию и антисоциальному поведению.

Телесные наказания провоцируют физические травмы у ребенка, и часто это замаскированное насилие над ребенком.

Частые и интенсивные телесные наказания отрицательно влияют на психическое состояние и здоровье ребенка, они могут быть основной или сопутствующей причиной депрессии, тревожности и ряда других расстройств, причем не только у детей, но и у взрослых.

Один из самых деликатных и острых аспектов – связь телесных наказаний с сексуальностью. Моралисты и защитники розги тему обычно стыдливо обходят, зато ее широко обсуждают психоаналитики и литературоведы, особенно в связи с биографиями знаменитых людей, на всю жизнь сохранивших привязанность к порке. Кроме того, телесное наказание предположительно способствует возникновению и развитию садизма, мазохизма и эксгибиционизма.

Физическое наказание – весьма интимный психологический процесс, вызывающий у обоих участников сильное эмоциональное возбуждение, которое усиливается в ходе их взаимодействия. Очень часто это возбуждение изначально бывает сексуальным или же становится таковым в процессе порки.

Во-вторых, телесные наказания вызывают у ребенка чувство зависимости и беззащитности, которое усиливается унизительным оголением. Эмоциональное возбуждение в сочетании с чувством стыда легко вызывает у детей эротические переживания, которые у мальчиков проявляются в форме эрекции, а у девочек в виде оргазма (на последнее, в качестве аргумента против физического наказания девочек, обращал внимание уже Вольтер). Плюс – возбуждение от причиняемой боли.

В-третьих, телесные наказания часто бывают публичными, причем их восприятие имеет выраженную эротическую окраску. Упоение властью и зависимостью может быть одинаково притягательно, а отсутствие непосредственной физической боли может даже усиливать эротические реакции. Это один из главных «воспитательных» эффектов телесного наказания.

В-четвертых, и это самый сложный вопрос, как детский опыт сказывается на сексуальных реакциях, желаниях и сексуальном сценарии взрослого, не сделает ли его порка садистом, мазохистом, гомосексуалом, педофилом или эфебофилом?

Единственная возможность минимизировать связанные с телесным наказанием психосексуальные риски – уважать телесную неприкосновенность ребенка. Но эти доводы разумны только для такого человека, который в состоянии контролировать свои агрессивные и сексуальные импульсы и рассматривает ребенка не как собственность, а как личность
.
Категория: Родительское собрание | Просмотров: 1240 | Добавил: Зоя | Теги: игорь кон, воспитание детей, Агрессия, насилие | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Новости общества
Топ-10 статей
Новости культуры
Статья на выбор
Статистика
    Топ100- Семейный досуг                    

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz